Трилогия

– Егор Енотов
Лето 2011
 
 
чем запомнится это лето,
как мы смеялись, взлетали и падали,
или, восторженные как дети,
гуляли по теплому пляжу Ладоги,
как, со вчера перекрывшись быстрыми,
утром медленно умирали,
или, как люди осыпалась листьями,
в вязкой тиши скандинавского рая?
 
поцелуи твои в Таврическом,
в МОДе пост-рок,
переходы на личности,
вещий мох,
девочка-друг,
с двух с половиной плюх
словил глюк,
порезал ножом парусину брюк,
ушел на весельной шлюпке на форты,
какой-то шлюхе сердце отдал?
 
одиннадцать после полуночи,
Невского полотно,
как ты сперла багет из французской булочной,
и отдала его потом бомжам у метро,
уличный джаз,
тротуары узкие,
тина залива Финского,
как пиздюлей получили на Думской —
я, и тот за кого заступился
 
смайлики твои в смсках,
песок на зубах,
ветром треплет,
твои непослушные пряди,
ты, загорелая, злая, красивая,
и это, 
безумное, как мир постядерный,
лето 2011-го в России
 
 
 
Август 
 
 
 
лето кончалось, август сдавал позиции,
бабушки торговали цветами, ругались с полицией,
на Невском аншлаг,
турист гребет атрибутику —
ушанки, Андреевский флаг,
магнитики с Путиным,
пахнет шавермой, валютой, ближе к Неве — Невой,
выхлопными газами и травой,
жить по соседству, но обходить стороной
 
желтый закат в узких зрачках счастьем,
Кирочная — Литейный, перечеркнулись — здрасьте!
все еще верю в судьбу несмотря на курс,
немного южнее пульс,
нитками бус,
на Рубенштейна или на Лиговском 50,
желтый колодец и фонари висят
 
тем временем абориген ликует на грядке,
катает банки, делает физическую зарядку,
ломая систему выходит в Девяткино,
и даже лица в целом вполне приятные,
с юга пылят овощные фуры,
везут кому радостный,
кому хмурый
 
школьник хватает глотки свободы,
первые невероятные алкоприходы,
молодость никогда не выйдет из моды,
и повсюду с природой,
соприкосновения,
к примеру, у Марфы-то, у Матвеевны,
крыжовник уродился на удивление
 
короче крыжовник на удивление,
а я х*й знает на что, разве что на потеху,
последний день лета вскрывает естественную прореху,
август — праздное время — как воскресенье,
уже в предвкушении грусти осенней,
и я, как на подступах к красному Питеру,
белый боец,
больше по пригородам —
Гатчина, Сестрорецк,
да или просто —
в лес
 
 
Осень 2013
 
 
 
я бы связал тебя телефонным проводом,
но кругом эта сраная беспроводная связь,
чтобы нажраться мы давно не искали повода,
закончился август, скоро осенняя грязь
 
электрички ломились пенсионерами,
дачниками, грибниками, психотуристами,
друзья все реже задумывались о карьере, тускнели
глаза молодых специалистов
 
синькой снимали стресс,
потом кто как умеет снимались с синьки,
бежали из города в лес,
прятались в серые камни, как раки во время линьки
 
перемен не требовали наши сердца,
у нас словно был ответ, но мы не знали вопрос,
и ждать от жизни логического конца,
не более осмысленно, чем ждать логичной развязки от сериала Lost
 
и вроде с иронией, но все жалуются на жизнь,
и у всех какие-то неполадки с ней,
уже нет того ощущения лета, дожди,
воздух прозрачнее, холодней
 
я перепробовал кажется все что можно,
ну, в смысле, все что можно из того, что нельзя,
с каждым шагом все более осмысленно и осторожно,
хрустя оберткой, как шоколадная плитка, разламывая себя
 
и потом, когда ты собирала меня по частям и просила еще потерпеть,
каждый раз не хватало деталей, как в детском конструкторе Lego,
ведь если лето — это маленькая жизнь, то осень — маленькая смерть,

продолжая нехитрую аналогию Митяева Олега

2011-2015-2013

Комментировать

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставлять комментарии.